ПРЕОБРАЖЕНИЕ: ТАЙНАЯ МИССИЯ ДУШИ

— Случалось ли мне наблюдать, как преображается душа человеческая? Я вам так отвечу: преображение надо не только наблюдать, но самому в нём участвовать! Это — главное! Причём преображаться мы должны не поодиночке, а всем миром, всем нашим православным сообществом. Но только мы не должны забывать, что чудо преображения всегда происходит в Фаворском свете, а не в свете наших электрических светильников, — то есть не нашими руками, но Божиими.

Так говорит прот.Алексей Дудин, настоятель Князь-Владимирского храма в посёлке Коммунар (Гатчинская епархия). Почему мы с ним начали разговор именно о Преображении? Прежде всего потому, что на приходе отца Алексея существует Реабилитационный центр для людей, приверженных к психоактивным веществам, а проще говоря — алкоголиков, наркоманов, а также людей, только что вернувшихся из заключения. Сейчас в Санкт-Петербургской митрополии немало подобных учреждений, — чем же отличается от них центр в посёлке Коммунар? Отец Алексей говорит так:

— Наш центр строится по образу христианской семьи: всё стоит на добровольном согласии. К нам приходят люди с различными судьбами, с разными бедами, мы не проводим жёсткий отбор. Знаете, наш второй священник, о.Вячеслав Красноруцкий, даже так говорит: «У нас здесь пионерлагерь!» Шутка, конечно, но доля истины в ней есть. Вот судите сами: утром наши подопечные встают, идут в храм на молитву — молитва краткая, без кафизм, без канонов, потом минут на десять наставление, окропление святой водой; потом — приходские послушания. Послушания я всегда стараюсь давать рядом с храмом, потому что близость храма всегда благотворно действует на душу человеческую. После литургии (а литургия у нас каждый день) приходит священник, общается с подопечными, потом они опять трудятся, причём не так чтобы уж очень долго: до пяти часов вечера. С пяти до десяти у них свободное время, потом молитва, а после вечерней молитвы выход за пределы храма уже не благословляется (за исключением особых надобностей, которые оговариваются с батюшкой). Никаких строгих правил у нас нет, но те, что есть, должны быть досконально исполнены! Мы с отцом Вячеславом стараемся со всеми поговорить, каждому что-то полезное посоветовать… В определённые дни к нам приходят два специалиста-психолога, а в рамках арттерапии мы показываем подопечным христианские фильмы и потом обсуждаем их все вместе. Регулярно служим акафист Божией Матери перед иконой Её «Неупиваемая Чаша» — присутствовать на нём считается обязательным для тех, кто находится в Центре.

— А как попадают к вам люди? Их родственники насильно приводят?

— Ну нет! Насильно у нас ничего не делается! Здесь совершенно свободный режим: если человек захочет уйти, он имеет право уйти. Мы уверены, что успех любого православного реабилитационного центра как раз и заключается в том, чтобы ни в коем случае не подавлять свободу воли человека: если нет свободы, то нет и движения ко спасению. Мы просто помогаем человеку направить свою свободу в нужном направлении.

Я больше скажу: там, где кончается свобода воли человека, там кончается и православие. Ведь в чём состоит суть преображения человека? В том, чтобы он из презренного грешника превратился в любящее чадо Божие. Но ведь любить нельзя насильно, любить может только свободная личность! И мы решительно отвергаем те способы, которые применяются на некоторых наших приходах, — нейролингвистическое программирование, зомбирование — всё, что влезает в свободу воли человека, что сразу сводит на нет влияние Божественной любви. Преображает человека Господь, а мы должны помочь своему брату, чтобы он избежал ошибок, не свернул в ненужную сторону. Священник не указывает, а говорит: «По моему рассуждению, ты вот это делаешь неправильно, а вот это у тебя замечательно получается! Старайся, а мы о тебе помолимся!» Как только этот принцип теряется, начинается движение в сторону секты.

— Неужели никакого принуждения вы не применяете? И ваши подопечные никогда не пытаются «бунтовать»?

— Случается!.. Но я объясняю ребятам (вы помните, из них многие — бывшие заключённые): «Если на зоне чем больше преступлений вы совершили, тем больше вас будут держать, то здесь всё наоборот: как только начинаешь бедокурить, так тебя тут же условно-досрочно освобождают, — пожалуйста, двери раскрыты!» И они задумываются… И начинают понимать, что спасаться удобнее здесь, а не за воротами; а чтобы оставаться здесь, нужно соблюдать наши требования. Но я вам обратный случай расскажу. У нас был такой подопечный — Серёга Десантник. Он так долго у нас жил, так не хотел покидать Центр, что пребывание здесь уже начало приносить ему вред. Пришлось проявить решительность. Он кричал: «Батюшка, я перед вами на колени встану, только не выгоняйте!» А я всё-таки выгнал его, и он, оказавшись в миру, вынужден был проявить самостоятельность: снял квартиру, устроился работать, нашёл себе подругу, похудел, помолодел, к нам на службы заходит — уже как здоровый, полноценный человек. Знаете, как человеку, сломавшему руку, гипс необходим, но если этот гипс передержать, то руке лучше не станет, наоборот. Так и у нас: человека с переломанной душой надо, так сказать, загипсовать, подождать, пока кости срастутся, — а потом уже пусть живёт самостоятельно.

Словом, свобода человеческой воли для нас главная забота. Но тут есть свои трудности: я имею в виду проблему исповеди и причастия. Приходится людей силой подталкивать к этим таинствам, а для меня это очень болезненно: как может быть исповедь и причастие из-под палки? Но тут меня очень выручает отец Вячеслав, который просто говорит нашим подопечным: «Завтра праздник: все идём на исповедь, все причащаемся!» И правильно делает, потому что сюда приходят люди, у которых души ослаблены грехом, несамостоятельные, как у ребёнка, и это даёт священнику моральное право настоять на том, чтобы человек пошёл на исповедь.

О.Вячеслав Красноруцкий: — Ведь у нас православный центр! Если мы не будем говорить, что здесь принято причащаться, то зачем тогда всё? Иногда их только подтолкни — и они послушно идут в храм. А потом тебе ещё спасибо скажут. Они как дети.

О.Алексей Дудин: — И если самое мощное лекарство будет исключено из нашей терапии, то остаётся вопрос: почему же мы от него отказались? Цель реабилитации в том и состоит, чтобы человек вновь взял на себя ответственность за свою жизнь. Тогда он уже готов идти в мир, и многие так и делают. Вот был у нас подопечный по имени Виктор: он долго, трудно бросал пить, а потом вдруг говорит: «Батюшка, отпусти меня! Я хочу устроиться на работу, хочу заработать себе пенсию! О чём же я раньше-то думал, дурак?!» Он так искренне сокрушался, что мы поняли: это настоящее исправление, человек почувствовал ответственность за свою жизнь. Вы же знаете, что любые психоактивные вещества превращают человека в инфантильное, безвольное существо, и никакие строгости в реабилитационном центре сами по себе не смогут его сделать свободной личностью.

— А бывает так, что реабилитация не приносит успеха?

— Бывает, к сожалению. В том случае, если тяга к психоактивным веществам слишком сильна, мы договариваемся о переводе подопечного в знаменитый Сологубовский реабилитационный центр, к о.Александру Захарову, где как раз занимаются более тяжёлыми случаями. Бывает, что ничего не помогает, но я всё же не отчаиваюсь, я очень надеюсь, что для самых безнадёжных реабилитация не проходит даром. Всё, что было от Бога, всегда благотворно влияет на человека и рано или поздно даст свои плоды, пусть даже мы об этом не узнаем. Я часто сталкивался с тем, что человек, который, по моему рассуждению, совершенно безперспективен, вдруг вылезал из своей ямы, а тот человек, о котором я думал: «Вот тот, кого я ждал, вот ради таких-то мы и трудимся!» —
опять сваливался туда, откуда пришёл. Поэтому тут не нужно наше рассуждение. Как в Ветхом Завете сказано: «Коня приготовляют на день битвы, но победа — от Господа» (Притч.21,31). Вот и мы делаем всё, что можем, а преображение человеческой души — это Божье дело. Когда нужно будет, Господь посетит.

О.Вячеслав Красноруцкий: — У нас был один такой подопечный, Толик. Мы его вообще не хотели брать! Он пришёл к нам и говорит: «Я освободился после десяти лет отсидки… Долго лечился у протестантов, да без толку… Может быть, у вас лучше будет…» У меня и волосы дыбом — куда нам такого! А он: «Ну примите, пожалуйста!» Долго мы не хотели его брать, а потом взяли — и не раскаялись.

О.Алексей Дудин: — А бывает и наоборот. «Возьми, — говорят мне, — отец Алексей, этого человека: он такие правильные православные слова говорит!» А у него слова-то правильные, да дела такие, что не приведи Бог! Не умеем мы, как святые, постоянно ходить пред очами Божиими, во многом полагаемся на собственный житейский разум, на свои рассуждения, но Господь всякий раз говорит: «Нет, нет, будет не ваш суд, но Мой суд. Как небо от земли отстоит, так суды Мои отстоят от судов ваших».

— А радости у вас в Центре бывают?

— Конечно! Вот недавняя наша радость: трое наших подопечных женились и теперь живут самостоятельно! Я за них так переживал! Это люди с очень непростой судьбой. Но теперь все они венчались, и всем брак пошёл на пользу. На днях супруга одного из них подарила мне свадебную фотографию в рамочке, я этот снимок поставил к себе на рабочий стол — он мне сердце греть будет! Где они жён нашли? Две женщины из наших прихожанок, а третья — со стороны.

О.Вячеслав Красноруцкий: — А один наш бывший подопечный сейчас в Антониево-Дымском монастыре работает трактористом. Это просто какое-то чудо! Три с половиной года он уже там живёт. А другой стал священником, иеромонахом, служит в Вологодской области, под Череповцом.

О.Алексей Дудин: — Счастливых случаев у нас немало, не стану все перечислять. Надо помнить, что грех уничтожается, когда человек много раз падает, снова встаёт, снова падает и опять встаёт… Только тогда он опытно, сердцем постигает свою немощь. И как только он это поймёт, ему станет легче бороться с самым страшным грехом — гордыней. А что такое гордыня, это очень видно на наших подопечных, потому что нет ни одного пьяницы, ни одного наркомана, который бы не считал себя очень хорошим человеком. Любая человеческая страсть должна иметь фундамент — гордыньку, — а без этого фундамента она рискует упасть и разбиться о покаяние. И чтобы с нашей глубинной гордынькой справиться, нужен опыт многократного падения, восстания, сознания собственной немощи. Без этого нет преображения.

— Наверное, по вашим подопечным легче проследить момент преображения человеческой души, чем по вашим обычным, здоровым прихожанам?

— А что значит «здоровые прихожане»? Наверное, бывает такое чудо, когда здоровый, цветущий молодой человек приходит в храм, чтобы поблагодарить Господа за то, что он такой здоровый, молодой и цветущий. Но это исключение! В большинстве-то в Церковь приходят хромые и убогие — телом или душой, потому что не сильное мира избрал Господь. Порою даже трудно бывает отличить одного от другого: те же беды, которые есть у подопечных центра, — те же и у наших прихожан. И преображаться мы стремимся все вместе. Как это преображение происходит? Всегда незаметно для глаза, всегда втайне. Когда мы говорим о приходских служениях, о преображении человека на приходе, нужно прежде всего понимать, что внешние действия неполно и лишь отчасти отражают внутреннюю жизнь души, то, что происходит в сокровенности.

— Вы принимаете в Реабилитационный центр только местных жителей?

— Нет. Нам, наоборот, предпочтительнее, чтобы человек был со стороны: он тогда не имеет здесь корней и всё происходит согласно святоотеческому завету: «Не живи там, где грешил». Пришельцу здесь легче адаптироваться. Конечно, мы принимаем всех.

— Каким образом можно к вам поступить?

— Звонок по телефону 983-36-21. Наш адрес: 188320, Ленинградская обл., Гатчинский район, г.Коммунар, ул.Строителей, д.3-А. Перенаселённости на данный момент у нас нет: в центре максимум человек двадцать может проживать, но у нас обычно человек десять живёт… Что-то мы планируем, что-то делаем, а Господь управляет, направляет нас туда, куда надо, — и потихоньку всё получается.

Вопросы задавал Алексей БАКУЛИН

Православный Санкт-Петербург №332

Первоисточник

1
0

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.